Unirules2010:17

From Wikirules
Jump to: navigation, search


Статья 18 >>
<< Статья 16
Арбитражный Регламент ЮНСИТРАЛ 2010


Образцы документов
Типовая оговорка
Документ W
Документ PDF
Иные тексты ЮНСИТРАЛ
Регламент ЮНСИТРАЛ 1976 15
Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 18,24
Российское законодательство
Закон РФ о международном коммерческом арбитраже 18,24
Закон РФ о третейских судах 18,27
Разное
Руководящие принципы Международной ассоциации юристов относительно представительства сторон в международном арбитраже(2013) Преамбула,
Определения,
Сфера применения Руководящих принципов,
Представительство Сторон,
Обмен сообщениями с Арбитрами,
Заявления, адресованные Составу арбитража,
Обмен и раскрытие информации,
Свидетели и Эксперты,
Средства правовой защиты от Ненадлежащего поведения

1. С соблюдением настоящего Регламента арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на соответствующей стадии процесса разумной возможности для изложения своей позиции. Арбитражный суд по своему усмотрению ведет разбирательство, стремясь избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

2. В кратчайшие практически возможные сроки после своего образования и предложения сторонам изложить свои позиции арбитражный суд устанавливает предварительные сроки арбитражного разбирательства. Арбитражный суд может в любой момент после предложения сторонам изложить свои позиции продлить или сократить любой срок, установленный в настоящем Регламенте или согласованный сторонами.

3. Если на соответствующей стадии процесса любая сторона просит об этом, арбитражный суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или для устных прений. При отсутствии такой просьбы арбитражный суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

4. Все сообщения, направляемые одной из сторон в арбитражный суд, передаются ею всем другим сторонам. Такие сообщения передаются одновременно, за исключением случаев, когда иное разрешено арбитражным судом, если он может сделать это в соответствии с применимым законом.

5. Арбитражный суд может, по просьбе любой стороны, разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитраж в качестве стороны, при условии, что такое лицо является стороной арбитражного соглашения, если только арбитражный суд после предоставления всем сторонам, включая лицо или лиц, вступающих в разбирательство, возможности быть заслушанными не установит, что такое вступление не следует допускать ввиду причинения ущерба правам любой из этих сторон. Арбитражный суд может вынести одно арбитражное решение или несколько арбитражных решений в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитражном разбирательстве.


Contents

Комментарии

В ходе обсуждений проекта разъяснялось, что причинение ущерба какой-либо из сторон, наличие у нее притязаний к третьему лицу – не единственный критерий, который учитывает судья, при решении вопроса о привлечении этого лица к участию в разбирательстве. Он должен учитывать и последствия участия третьего лица в процессе в разрезе перспектив принудительного исполнения арбитражного решения[1].

Задержки и иные неблагоприятные последствия для любой из сторон арбитражного соглашения не должны сами по себе служить основанием для отказа в привлечении третьей стороны. Как сторона арбитражного соглашения, она может выступать в качестве истца или ответчика. Более того, в соответствии со статьей 10 Регламента, вступая в процесс, третья сторона должна иметь такую же возможность назначить или переназначить арбитра, как и другие стороны арбитражного соглашения[2].

Пункт 4 комментируемой статьи содержит требование о том, чтобы все сообщения, направляемые одной из сторон арбитрам, одновременно передавались ею всем другим сторонам. В ходе итоговых обсуждений поднимался вопрос о возможном исключении из этого правила. Оно уместно в том случае, если сообщение представляет собой просьбу о принятии обеспечительных мер, поскольку информирование другой стороны может дать ей время для перемещения или укрытия активов. Предлагалась следующая формулировка: «за исключением случаев, когда задержка передачи сообщения другой стороне нужна для того, чтобы арбитраж мог рассмотреть, если он по иным основаниям имеет право это делать, просьбу какой-либо стороны о принятии обеспечительных мер, содержащую указание другой стороне не наносить ущерба цели запрошенной обеспечительной меры, пока суд будет рассматривать запрос» (см. Типовой закон о международном торговом арбитраже, ст. 17 (b))[3].

Слова «за исключением случаев, когда это по иным основаниям разрешено арбитражным судом» лишь разрешают трибуналу получать сообщение, которое спустя некоторое время направляется другим сторонам[4]. Таким образом, усмотрение трибунала распространяется только на определение времени и последовательности коммуникации сообщений, они не кладутся под сукно "навечно"[5].

На сессии также отмечалось, что трибунал дает стороне разрешение на коммуникации ex parte только в том случае, если такой порядок будет допустим в свете lex arbitri[6].


Подготовительные работы

Первое чтение

   

Статья 15 - Общие положения

(NB: На момент 1-ого чтения, данная статья была под номером 15)

1. С соблюдением настоящего Регламента третейский суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на надлежащей стадии процесса возможности для изложения своей позиции. Третейский суд, проявляя свободу усмотрения, ведет разбирательство исходя из цели избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

2. Если на надлежащей стадии процесса любая сторона заявит соответствующую просьбу, третейский суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или устных прений. При отсутствии такой просьбы третейский суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

3. Все документы или информация, представляемые одной из сторон в третейский суд, одновременно передаются ею всем другим сторонам.

4. Третейский суд может по ходатайству любой стороны:
а) заявить о подсудности себе любого требования, связанного с теми же сторонами и возникающего из того же правоотношения, при условии, что такие требования подлежат урегулированию в арбитраже согласно настоящему Регламенту и что арбитражное разбирательство в связи с такими требованиями еще не начато;
b) разрешает одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитражное разбирательство в качестве стороны и при условии, что такое третье лицо и ходатайствующая сторона согласились на это, выносит арбитражное решение в отношении всех сторон, участвующих в арбитраже.

   

Итоги обсуждения

Избежание неоправданных задержек (Пункт 1)[7]
(3). Дополнительная формулировка, предложенная для включения в пункт 1, касается вопроса о задержках в арбитражном разбирательстве. В Рабочей группе прозвучало мнение о том, что включение такого принципа вряд ли является необходимым, при том, однако, что было бы полезно предусмотреть определенные возможности для принятия третейскими судьями каких-либо мер в отношении как других арбитров, так и сторон (A/CN.9/614, пункт 76).

"на надлежащей стадии" – "возможность" (Пункты 1 и 2)[8]
(4). Замена слов "на любой стадии процесса" словами "на надлежащей стадии" и слов "всех возможностей" словом "возможность" была произведена с учетом обсуждений в Рабочей группе (A/CN.9/614, пункт 77).

Объединение дел в третейских судах – вступление третьих сторон в разбирательство (Пункт 4)[9]
(5). В пункте 4 предпринимается попытка урегулировать вопросы об объединении дел и о вступлении в разбирательство третьих сторон. Рабочая группа, возможно, пожелает дополнительно обсудить эффективность подобных положений с учетом того, что Регламент часто применяется в делах, разбираемых не под эгидой какого-либо учреждения (A/CN.9/614, пункты 79-83).
(6). Рабочая группа, возможно, пожелает обратить внимание на то, что пункт 4(b), касающийся вступления в разбирательство третьих сторон, основывается на статье 22(1)(h) Арбитражного регламента ЛСМА.

Конфиденциальность разбирательства[10]
(7). Рабочая группа, возможно, пожелает еще раз рассмотреть вопрос о целесообразности включения общего положения, касающегося конфиденциальности разбирательства или материалов (включая состязательные документы), представляемые третейскому суду.
(8). Рабочая группа отметила, что вопрос о конфиденциальности является весьма сложным и что относительно важности конфиденциальности были высказаны различные мнения, при том что соответствующая практика и законодательное регулирование все еще находятся в состоянии становления. Было указано, что излишне детальное урегулирование этого вопроса будет представлять собой существенный отход от позиций Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ. Было отмечено, что требуемая степень конфиденциальности может зависеть от существа спора и применимого режима регулирования. Многие делегации выразили мнение о том, что общего положения о конфиденциальности включать не следует. Было также предложено оставить этот вопрос на регулирование арбитрами и сторонами на индивидуальной основе с учетом обстоятельств каждого конкретного дела (A/CN.9/614, пункты 84-86).

Общие положения – статья 15[11]
(76). Затем Рабочая группа перешла к рассмотрению вопроса о том, следует ли прямо предусмотреть в пункте 1 статьи 15, что третейский суд должен проводить арбитражное разбирательство без неоправданных задержек. Было указано, что прямое включение такого принципа вряд ли является необходимым, при том, однако, что было бы полезно предусмотреть определенные возможности для принятия третейскими судами каких-либо мер в отношении как других арбитров, так и сторон спора. Были высказаны предостережения в отношении того, что включение подобного принципа может послужить причиной нападок на третейские суды под предлогом невыполнения ими возложенных на них обязанностей.
(77). Было высказано мнение о том, что в статью 15 Регламента не следует включать слова о том, что каждой стороне должны предоставляться все возможности для изложения ее позиции "на любой стадии процесса", поскольку подобная формулировка отсутствует в статье 18 Типового закона. Для избежания ситуаций, когда какая-либо сторона будет настаивать на представлении какого- либо документа или заявления на ненадлежащей стадии арбитражного разбирательства, слова "на любой стадии процесса" было предложено заменить словами "на надлежащей стадии". Было также высказано мнение о том, что ссылка на "все возможности" может вызвать разночтения и что более уместно было бы упомянуть лишь о "возможности". Были высказаны сомнения относительно действительной необходимости в такой поправке, поскольку у Рабочей группы отсутствует информация о том, что нынешняя формулировка вызывала какие-либо проблемы или приводила к каким-либо нежелательным результатам.

Подготовительные слушания[12]
(78). Рабочая группа согласилась с возможным отсутствием необходимости во включении положения, прямо предоставляющего третейскому суду полномочия проводить предварительные консультации или встречи будь то по просьбе сторон, будь то по своей собственной инициативе.

Объединение дел в третейских судах[13]
(79). Рабочая группа была проинформирована о том, что в некоторых случаях объединение дел согласно Регламенту возможно только при том условии, что стороны достигли конкретной договоренности об этом, и перешла к рассмотрению вопроса о том, следует ли включить в Регламент какие-либо дополнительные положения по этому аспекту. Определенная поддержка была выражена включению подобного положения на основе, например, подхода, использованного в статье 4(6) Регламента МТП, которая позволяет объединение дел, когда все разбирательства связаны с одним и тем же "правоотношением", и при условии согласия сторон на подчинение действию правил, разрешающих такое объединение.
(80). В то же время определенные сомнения были выражены относительно действенности такого положения с учетом того факта, что Регламент часто применяется в делах, рассматриваемых не под эгидой какого-либо учреждения. Было высказано мнение, что ряд вопросов, связанных с объединением дел, может регулироваться с помощью других процедур, таких как зачет или присоединение к делу в качестве одной из сторон. В этой связи была сделана ссылка на статью 22.1(h) Арбитражного регламента ЛСМА.

Вступление третьих сторон в арбитражное разбирательство[14]
(81). Рабочая группа рассмотрела вопрос о том, следует ли включить в пересмотренный вариант Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ положение, непосредственно касающееся вступления третьих сторон в дело. Было указано, что может быть проведено различие между двумя ситуациями. Одна из них возникает в том случае, когда какое-либо лицо изъявляет желание быть заслушанным в ходе арбитражного разбирательства, например, в форме представления записок amicus curiae. Вторая ситуация возникает в том случае, когда какое-либо лицо желает присоединиться к производству в качестве одной из сторон.
(82). Было сочтено, что пункт 1 статьи 15 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, который предусматривает, что "арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какое он считает надлежащим", может быть истолкован как охватывающий полномочия третейского суда разрешать вступление в дело третьих сторон. Было отмечено, что, как показывает практика, третьи стороны имели возможность вступать в арбитражное разбирательство, проводимое согласно Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ, и Рабочая группа выразила согласие с тем, что необходимости во включении прямого положения по этому вопросу в пересмотренный вариант Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ может и не иметься.
(83). Рабочая группа согласилась с тем, что вступление третьей стороны в арбитражное производство представляет собой вопрос, тесно связанный с конфиденциальностью процедур.

Конфиденциальность разбирательства[15]
(84). Рабочая группа рассмотрела вопрос о том, следует ли включить в пересмотренный вариант Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ положение, прямо касающееся вопроса о конфиденциальности. Было отмечено, что пункт 4 статьи 25 и пункт 5 статьи 32 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ касаются, соответственно, конфиденциальности слушаний и арбитражных решений, однако Регламент не содержит правил о конфиденциальности, относящихся к разбирательству как таковому или к материалам (включая состязательные документы), представляемые третейскому суду.
(85). Рабочая группа отметила, что этот вопрос является весьма сложным и что относительно важности конфиденциальности были высказаны различные мнения, при том что соответствующая практика и законодательное регулирование все еще находятся в состоянии становления. Было указано, что излишне детальное урегулирование этого вопроса будет представлять собой существенный отход от позиций Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ. Было отмечено, что требуемая степень конфиденциальности может зависеть от существа спора и применимого режима регулирования.
(86). Многие делегации выразили мнение о том, что общего положения о конфиденциальности включать не следует. Было также предложено оставить этот вопрос на урегулирование арбитрами и сторонами на индивидуальной основе с учетом обстоятельств каждого конкретного дела. Рабочая группа согласилась продолжить обсуждение вопроса о необходимости пересмотра пункта 5 статьи 32.

Статья 15 (Пункт 1)[16]
(114). Рабочая группа рассмотрела включенное в пункт 1 положение, в котором оговаривается общий принцип, состоящий в том, что третейский суд должен вести арбитражное разбирательство без неоправданных задержек. Было предложено включить положение, прямо предоставляющее третейскому суду право проводить предварительные консультации или встречи либо по просьбе сторон, либо по его собственной инициативе. Это предложение поддержки не получило, и Рабочая группа одобрила содержание пункта 1, как он приводится в документе A/CN.9/WG.II/WP.145/Add.1.

Пункты 2 и 3[17]
(115). Содержание пунктов 2 и 3 было одобрено без изменений.

Объединение дел в третейских судах (Пункт 4)[18]
(116). Рабочая группа отметила, что согласно Регламенту в некоторых случаях объединение дел возможно только тогда, когда стороны прямо соглашаются на это, и перешла к рассмотрению вопроса о том, следует ли добавить в Регламент соответствующее положение по этому вопросу, как это предлагается в документе A/CN.9/WG.II/WP.145/Add.1.
(117). Включение такого положения получило определенную поддержку. Было указано, что оно может оказаться полезным в ситуациях, когда между одними и теми же сторонами возникают несколько отдельных споров по различным договорам (например, связанным между собой договорам или цепочке договоров), содержащим отдельные арбитражные оговорки, или может помочь избежать возникновения ситуаций, когда сторона возбуждает отдельное арбитражное разбирательство по отдельному требованию из того же договора, с тем чтобы получить тактические преимущества. Объединение дел в таких ситуациях может обеспечить эффективное разрешение споров между сторонами, а также может сократить вероятность вынесения не согласующихся между собой арбитражных решений в ходе параллельных разбирательств.
(118). В то же время было указано, что такое положение должно быть составлено весьма тщательно, с тем чтобы разъяснить, что объединение дел будет возможным только в том случае, если споры по соответствующему требованию уже подчинены Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ или если стороны прямо выразили согласие на то, чтобы соответствующее требование урегулировалось в рамках объединения дел.
(119). Были, однако, выражены сомнения относительно эффективности подобного положения, особенно при применении Регламента в делах, разбираемых не под эгидой какого-либо учреждения. Кроме того, как было указано, если цель данного положения состоит в том, чтобы урегулировать вопрос о новых требованиях из того же договора, то эту ситуацию более целесообразно регулировать на основании положений о внесении изменений в исковое требование; или же цель этого положения заключается в охвате отдельных различных споров, возникающих в отношениях между теми же сторонами по отдельным договорам, содержащим отдельные арбитражные оговорки. В последней ситуации применение данного положения может привести к тому, что стороны будут вынуждены проводить арбитражное разбирательство на условиях, отличающихся от тех, которые они согласовали в арбитражном соглашении. Было указано, что подобная ситуация ставит сложные вопросы и может привести к вынесению несправедливых решений.
(120). После обсуждения Рабочая группа согласилась с тем, что в Регламенте, возможно, нецелесообразно предусматривать положение об объединении дел, и исключила подпункт (а) (см. пункты 157-160 ниже).

Вступление третьих сторон в разбирательство[19]
(121). Рабочая группа рассмотрела предложенное положение о вступлении третьих сторон в разбирательство, как оно содержится в документе A/CN.9/WG.II/WP.145/Add.1, и отметила, что оно подготовлено на основе статьи 22.1 (h) Арбитражного регламента ЛСМА, которая предусматривает, что третейский суд может "разрешить, по ходатайству какой-либо стороны, одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитражное разбирательство в качестве стороны, при условии, что такое третье лицо и ходатайствующая сторона согласились на это в письменной форме, и выносит впоследствии единое окончательное арбитражное решение или отдельные арбитражные решения в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитраже".
(122). Включение подобного принципа в Регламент получило определенную поддержку, поскольку, как было указано, он выполняет полезную функцию, разрешая заинтересованным третьим сторонам вступать в арбитражное разбирательство в обстоятельствах, когда противная сторона возражает против такого вступления. В то же время была высказана обеспокоенность в связи с тем, что подобное положение будет противоречить основополагающему принципу арбитража, предполагающему согласие сторон, и что оно будет приемлемым только в том случае, если в него будет включена условная оговорка, предусматривающая согласие на применение или отказ от него, или если оно будет изменено таким образом, что вступление третьих сторон в дело будет возможным только в том случае, когда все стороны арбитража соглашаются на это. Было указано, что установление требования о согласии всех сторон позволит избежать возможных сложностей на этапе признания и приведения в исполнение арбитражного решения, поскольку это снимет любые сомнения относительно согласия всех сторон арбитража. В ответ было указано, что поскольку стороны арбитража всегда обладают правом дать согласие на вступление третьей стороны в дело без какой-либо необходимости в специальном положении по этому вопросу, требование согласия всех сторон сделает данное положение излишним. Было также отмечено, что в той мере, в которой стороны договорились о проведении арбитража на основе Регламента, содержащего предложенное положение о вступлении в разбирательство третьих сторон, они также будут считаться давшими согласие на добровольное вступление таких сторон в дело.
(123). Было предложено разъяснить в этом положении, что согласие на вступление в арбитражное разбирательство должно быть в первую очередь получено от третьей стороны, как это предусматривается согласно статье 22.1 (h) Арбитражного регламента ЛСМА.
(124). Был задан вопрос о том, следует ли разъяснить в этом положении, с какой стороны спора третья сторона должна вступать в арбитражное разбирательство. В ответ было указано, что необходимо попытаться в максимально возможной степени сохранить гибкость данного положения, с тем чтобы охватить различные обстоятельства, при которых третья сторона может ходатайствовать о вступлении в дело.
(125). Было предложено исключить ссылку на вынесение арбитражного решения в отношении всех сторон, участвующих в арбитраже. Было отмечено, что если третья сторона вступает в дело в качестве стороны спора, то необходимости в подобном положении, возможно, не имеется. Было сочтено предпочтительным сохранить ссылку только на вынесение арбитражного решения, с тем чтобы без каких-либо сомнений указать на обязательную силу арбитража для всех сторон, будь то первоначальных сторон разбирательства, будь то участников, вступивших в процесс позднее. Кроме того, было указано, что включение в Регламент положения, прямо регулирующего соответствующие вопросы, сыграет полезную роль на этапе признания и приведения в исполнение арбитражного решения.
(126). После обсуждения Рабочая группа пришла к согласию о том, что включение положения о вступлении третьих сторон в разбирательство будет представлять собой внесение значительного изменения в Регламент, и приняла к сведению различные мнения, высказанные по этому вопросу. Рабочая группа согласилась рассмотреть этот вопрос на одной из будущих сессий на основе информации, которая будет представлена Секретариату арбитражными учреждениями относительно распространенности случаев вступления третьих сторон в арбитражное разбирательство и важности такой практики.

Конфиденциальность разбирательства[20]
(127). Рабочая группа рассмотрела вопрос о целесообразности включения общего положения, касающегося конфиденциальности разбирательства или материалов (включая состязательные документы), предоставляемых третейскому суду. Рабочая группа напомнила, что на ее сорок пятой сессии многие делегации придерживались мнения о том, что общее положение о конфиденциальности включать не следует. Также предлагалось оставить этот вопрос на урегулирование арбитрами и сторонами на индивидуальной основе с учетом обстоятельств каждого конкретного дела (A/CN.9/614, пункт 86).
(128). Включению общего положения о конфиденциальности была выражена определенная поддержка, особенно с учетом таких решений, как решение Апелляционного суда Англии по делу "City of Moscow v. Bankers Trust", которое, как было указано, свидетельствует о важности включения подобного положения в Регламент. Было отмечено, что ряд действующих международных арбитражных регламентов, таких как Арбитражный регламент ЛСМА и Регламент ВОИС, содержат специальные положения о конфиденциальности. Внимание Рабочей группы было обращено на статью 9 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре в качестве возможного образца для работы над текстом положения о конфиденциальности.
(129). В то же время было высказано предостережение о том, что составление общего положения о конфиденциальности будет чрезвычайно сложным, поскольку потребуется урегулировать такие вопросы, как момент начала и прекращения действия обязанности соблюдать конфиденциальность, а также вопросы о том, распространяется ли эта обязанность на иных лиц, чем стороны арбитража, таких как свидетели и эксперты, и какие исключения следует предусмотреть из этой обязанности.
(130). Против включения общего положения о конфиденциальности был приведен довод о том, что включение подобного положения будет противоречить современной тенденции к повышению прозрачности международных процедур. Было также указано, что основополагающая цель пересмотра Регламента состоит в обеспечении гибкости, с тем чтобы учесть новые моменты в развитии законодательства и практики. В этой связи было отмечено, что вопросы конфиденциальности представляют собой ту область, в которой законодательство и практика все еще формируются.
(131). Кроме того, составление общего положения о конфиденциальности может быть неуместным с учетом того факта, что важность конфиденциальности в рамках любого конкретного арбитражного разбирательства будет зависеть от характера тех отношений, о которых идет речь. Например, договоры, связанные с интеллектуальной собственностью, требуют высокой степени конфиденциальности. По этой причине было предложено оставить вопрос о конфиденциальности на урегулирование арбитрами и сторонами с учетом обстоятельств каждого конкретного дела.
(132). Была высказана обеспокоенность в связи с тем, что большое число пользователей Регламента, возможно, исходят из ожидания того, что Регламент гарантирует конфиденциальность. С тем чтобы снять эту обеспокоенность, было предложено включить в типовую арбитражную оговорку, приложенную к статье 1 Регламента, сноску, обращающую внимание сторон на возможность добавления положения о конфиденциальности, в том числе по вопросам объема и срока действия такого обязательства, а также тех лиц, на которых оно налагается. Было указано, что такая сноска послужит напоминанием о том, что этот аспект относится к категории вопросов, которые надлежит урегулировать сторонам, и не рассматривается в Регламенте.
(133). После обсуждения Рабочая группа пришла к согласию о том, что никаких положений о конфиденциальности разбирательства включать в Регламент не следует.

Продление или сокращение сроков[21]
(134). Рабочая группа напомнила, что на ее сорок пятой сессии было внесено предложение включить в статью 15 Регламента общее положение примерно следующего содержания: "При выполнении своих обязанностей согласно пункту 1 статьи 15 третейский суд может в любой момент продлить или сократить любой срок, установленный согласно настоящему Регламенту или в соответствии с ним" (A/CN.9/614, пункты 41-46).
(135). Хотя были высказаны различные мнения о том, являются ли полномочия на изменение процессуальных сроков уже присущими третейскому суду, прямому урегулированию данного вопроса в Регламенте была выражена поддержка. В то же время была высказана обеспокоенность в связи с возможной неуместностью разрешения третейскому суду изменять достигнутое сторонами соглашение, например, соглашение о том, что арбитражное разбирательство должно быть завершено в течение определенного срока. Было внесено предложение о том, чтобы обязать третейский суд сообщать причины, оправдывающие любые изменения в процессуальных сроках, аналогично подходу, использованному в статье 23 Регламента. Это предложение поддержки не получило. Был задан вопрос, следует ли любые полномочия на продление сроков, предоставленные третейскому суду, предоставить также компетентному органу на период до образования третейского суда. Было указано, что предоставление компетентному органу подобных полномочий может создать опасность затягивания процесса образования третейского суда.
(136). После обсуждения Рабочая группа согласилась с тем, что в Регламенте следует предусмотреть полномочия третейского суда на изменение сроков, установленных в Регламенте, но не на изменение без предварительных консультаций со сторонами общих сроков, которые могут быть оговорены в их соглашении.


Второе чтение

   

Статья 15 – Общие положения

(NB: На момент 2-ого чтения, данная статья была под номером 15)

1. С соблюдением настоящего Регламента арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на соответствующей стадии процесса возможности для изложения своей позиции. Арбитражный суд по своему усмотрению ведет разбирательство, стремясь избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

1 бис. Арбитражный суд может в любой момент продлить или сократить: а) любой срок, установленный в Регламенте; или b) после предложения сторонам представить их позиции любой срок, согласованный сторонами.

2. Если на соответствующей стадии процесса любая сторона просит об этом, арбитражный суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или устных прений. При отсутствии такой просьбы арбитражный суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

3. Все сообщения, направляемые одной из сторон в арбитражный суд, одновременно передаются ею всем другим сторонам.

[4. Арбитражный суд может по ходатайству любой стороны разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитражное разбирательство в качестве стороны, при условии что такое третье лицо является стороной арбитражного соглашения и согласилось на такое вступление. Арбитражный суд может вынести арбитражное решение в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитражном разбирательстве.]

   

Итоги обсуждения[22]

Общие положения – Статья 15 (Пункт 1)
(119). Рабочая группа одобрила содержание пункта 1 без изменений.

Пункт 1 бис
(120). Было разъяснено, что пункт 1 бис применяется только к срокам, касающимся процессуальных вопросов арбитражного разбирательства, но не к срокам, касающимся материально-правовых вопросов, связанных со спором, лежащим в основе разбирательства.
(121). Была выражена обеспокоенность в связи с тем, что пункт 1 бис может создать трудности на практике в тех случаях, когда национальные законы не разрешают арбитрам продлевать сроки в ходе арбитражного процесса. В ответ было указано, что практика Арбитражного суда МТП, который часто продлевает процессуальные сроки в ходе арбитражного разбирательства, не вызывала, как представляется, каких-либо проблем, а также что вопрос об императивных положениях национального права уже урегулирован в статье 1 Регламента.
(122). Другой вызвавший обеспокоенность момент был связан с тем, что нынешняя формулировка пункта 1 бис предусматривает предложение сторонам изложить свои позиции только в случае продления или сокращения какого-либо согласованного ими срока, как это предусматривается в подпункте (b), но не срока, установленного в Регламенте, как это предусматривается в подпункте (а). Было указано, что право излагать свои мнения является основополагающим правом сторон и что это право должно в общем порядке распространяться на все случаи, о которых говорится в обоих подпунктах. В более общем плане было указано, что данное право применяется во многих других предусмотренных Регламентом случаях и что прямая ссылка на него только в пункте 1 бис является, возможно, не самым лучшим подходом. В силу этого было предложено исключить эту ссылку. В то же время в рамках Рабочей группы возобладало общее мнение о том, что внимание третейских судов следует обратить на важность такого подхода, при котором сроки не будут изменяться без привлечения сторон к участию в процессе принятия подобных решений.
(123). После обсуждения Рабочая группа согласилась с расширением действия положения о предложении сторонам выразить свои мнения на охват обоих случаев, а также – в редакционном плане – с перенесением слов "после предложения сторонам представить их позиции" на место после слов "Арбитражный суд может".
(124). В Рабочей группе была выражена обеспокоенность в связи с тем, что решения третейского суда о продлении и сокращении любых сроков должны приниматься с осторожностью, поскольку в данном случае не учитывается согласие сторон. Далее было отмечено, что данная формулировка может быть истолкована весьма широко, а это может представлять собой особую опасность в случае арбитров, не обладающих достаточным опытом. С тем чтобы снять эту обеспокоенность, было предложено установить пороговый критерий для третейских судов путем включения таких формулировок, как "в случае необходимости", "в исключительных обстоятельствах" или, с учетом статьи 23, путем использования концепции "оправданности".
(125). После обсуждения Рабочая группа одобрила содержание пункта 1 бис с изменением, о котором говорится в пункте 21 выше.

Пункт 2
(126). Рабочая группа одобрила содержание пункта 2 без изменений.

Пункт 3
(127). Было отмечено, что сообщения, направляемые одной из сторон третейскому суду, не всегда могут быть одновременно переданы этой стороной также и всем другим сторонам, как это требуется в пункте 3, в частности в случае, когда какая-либо сторона будет обращаться к третейскому суду за вынесением предварительного постановления. В силу этого было предложено либо исключить пункт 3 полностью, либо исключить из него слово "одновременно". В ответ было указано, что предложенное исключение пойдет вразрез с нынешней практикой международного арбитража, согласно которой сообщения одновременно направляются и сторонам, и третейскому суду. Далее было отмечено, что использование такого порядка способствует упрощению арбитражного производства и что изменять его не следует. В целях учета обоих этих мнений было предложено включить в пункт 3 формулировку примерно следующего содержания: "если иное не разрешено третейским судом или не требуется настоящим Регламентом". Это предложение получило поддержку, и, после обсуждения, Рабочая группа согласилась поручить Секретариату подготовку пересмотренного варианта с учетом вышеизложенных мнений.

Пункт 4
(128). Цель пункта 4, как он был рассмотрен Рабочей группой, состояла в том, чтобы предоставить одному или нескольким лицам возможность вступить в арбитражный процесс в качестве стороны при условии, что такое лицо также являлось стороной арбитражного соглашения и согласилось на вступление в дело. Рабочая группа напомнила, что на своей сорок шестой сессии она пришла к согласию о том, что включение положения о вступлении в разбирательство будет представлять собой внесение значительного изменения в Регламент, и приняла к сведению различные мнения, высказанные по этому вопросу ([6], пункт 126).

"и согласилось на такое вступление"
(129). Было напомнено, что в данном пункте использованы слова "третье лицо", а не "третья сторона", исходя из того факта, что сторона, вступающая в арбитражное производство, является стороной арбитражного соглашения. Рабочая группа выразила согласие с тем, что вступающая в дело сторона должна являться стороной арбитражного соглашения и что использование термина"третья сторона" следует и далее избегать.
(130). Было предложено исключить слова " и согласилось на такое вступление" в первом предложении пункта 4. Было отмечено, что необходимости в этой формулировке не имеется, поскольку в данном положении уже устанавливается требование о том, чтобы вступающая в дело сторона являлась стороной арбитражного соглашения. Согласие сторон на применение Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ будет подразумевать их согласие на применение положения о вступлении в разбирательство и на возможное образование третейского суда без их согласия. Требование дополнительного согласия от стороны, вступающей в дело, будет равнозначно наделению этой стороны правом "вето", что не может быть оправдано.
(131). Была выражена обеспокоенность в связи с тем, что отсутствие прямого согласия стороны на вступление в дело может повлечь за собой то последствие, что на этапе признания и приведения в исполнение арбитражного решения сторона, включенная таким образом в производство, может выдвинуть аргумент о том, что она не участвовала в образовании третейского суда и что, таким образом, третейский суд не был создан в соответствии с согласием сторон.
(132). Для снятия этой обеспокоенности были высказаны различные предложения. Одно из них состояло в том, чтобы включить в статью 3 положение, согласно которому стороны, рассматривающие вопрос о том, чтобы потребовать вступления в дело другой стороны, должны принять такое решение на ранних этапах производства до образования третейского суда. Было отмечено, что подобное решение будет, возможно, применимо не во всех обстоятельствах.
(133). Было отмечено, что в статье 20 Регламента уже, по всей вероятности, содержится решение этого вопроса, поскольку предусматривается, что любая сторона может изменить или дополнить свои исковые требования или возражения, если только третейский суд не признает нецелесообразным разрешить такое изменение с учетом ущерба для интересов других сторон или любых иных обстоятельств.
(134). Другое предложение заключалось в том, чтобы прямо урегулировать этот момент в положении о вступлении в дело, заменив слова "и согласилось на такое вступление" формулировкой примерно следующего содержания: "если только арбитражный суд не сочтет после предоставления всем сторонам, включая вступающее в разбирательство лицо, возможности быть заслушанными, что вступление в дело не должно быть разрешено по причине ущерба любой из этих сторон". После обсуждения Рабочая группа приняла решение о необходимости разъяснить, что третейский суд может принять решение о включении в производство какой-либо стороны без ее согласия, при том, что до вынесения такого решения он должен предоставить этой стороне возможность изложить свою позицию и должен принять решение по вопросу о возможном ущербе. К Секретариату была обращена просьба подготовить формулировку, отражающую это решение. Еще одно предложение, состоявшее в том, чтобы расширить предложенную формулировку, сославшись на "все обстоятельства, которые арбитражный суд сочтет приемлемыми и имеющими отношение к делу", как это сделано в статье 4.2 Швейцарского регламента международного арбитража, принято не было.
(135). Рабочая группа согласилась включить слова "или решения" после слова "решение" во второе предложение пункта 4.


Третье чтение

   

Статья 17 – Общие положения

1. С соблюдением настоящего Регламента арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на соответствующей стадии процесса возможности для изложения своей позиции. Арбитражный суд по своему усмотрению ведет разбирательство, стремясь избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

2. Арбитражный суд может в любой момент продлить или сократить после предложения сторонам представить их позиции любой срок, установленный в настоящем Регламенте или согласованный сторонами.

3. Если на соответствующей стадии процесса любая сторона просит об этом, арбитражный суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или устных прений. При отсутствии такой просьбы арбитражный суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

4. Все сообщения, направляемые одной из сторон в арбитражный суд, одновременно передаются ею всем другим сторонам [, за исключением сообщений, о которых говорится в пункте 9 статьи 26].

5. Арбитражный суд может, по просьбе любой стороны, разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитражное разбирательство в качестве стороны, при условии, что такое лицо является стороной арбитражного соглашения, если только арбитражный суд после предоставления всем сторонам, включая лицо или лиц, вступающих в разбирательство, возможности быть заслушанными, не установит, что такое вступление не следует допускать из-за причинения вреда любой из этих сторон. Арбитражный суд может вынести одно арбитражное решение или несколько арбитражных решений в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитражном разбирательстве.

   

Итоги обсуждения[23]

(4). Содержание пунктов 1, 2 (пункт 1-бис в предыдущем проекте пересмотренного Регламента) и 3 (пункт 2 в предыдущем проекте пересмотренного Регламента) было одобрено Рабочей группой на ее сорок девятой сессии (A/CN.9/665, пункты 119, 123, 125 и 126).
(5). Рабочая группа, возможно, пожелает учесть необходимость дальнейшего рассмотрения заключенного в квадратные скобки текста в конце пункта 4 (пункт 3 в предыдущем проекте пересмотренного Регламента) в свете решения, принятого Рабочей группой относительно проекта пункта 9 статьи 26 о предварительных постановлениях (A/CN.9/665, пункт 127) (см. пункт 29 ниже).
(6). Рабочая группа, возможно, пожелает дополнительно рассмотреть формулировку пункта 5 (пункт 4 предыдущего проекта пересмотренного Регламента), касающегося вступления в арбитражное разбирательство, призванную отразить принятое Рабочей группой решение о том, что арбитражный суд может решить включить какую-либо сторону в арбитражное разбирательство без согласия этой стороны, но что до принятия своего решения суд должен предоставить этой стороне возможность быть заслушанной и принять решение в отношении вреда (A/CN.9/665, пункты 128-135).

Проект статьи 17 [24]

пункт 1
(84). Было указано на возможное несоответствие между первым и вторым предложениями пункта 1, поскольку в первом из них предусматривается, что третейский суд "может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим", в то время как второе предложение может быть прочтено как возлагающее на суд обязанность вести разбирательство в соответствии с определенными принципами. В силу этого было предложено заменить слова "по своему усмотрению" формулировкой "проводит разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим". Это предложение поддержки не получило, поскольку было сочтено, что нынешняя формулировка достаточно передает свободу усмотрения третейского суда.

пункт 2
(85). Было предложено включить в пункт 2 в качестве первого предложения положение примерно следующего содержания: "В кратчайшие практически возможные сроки после своего образования и после предложения сторонам изложить свои мнения арбитражный суд устанавливает предварительный график арбитража". В качестве возражения было указано, что это предложение представляет собой попытку регулирования порядка проведения разбирательства таким образом, который, возможно, не будет уместным во всех случаях. Тем не менее это предложение получило широкую поддержку на том основании, что оно отражает успешную практику и позволит повысить эффективность разбирательства.
(86). Рабочая группа согласилась включить это предложение в пункт 2.

пункт 4
(87). Рабочая группа обсудила заключенные в квадратные скобки слова в пункте 4 "[за исключением сообщений, о которых говорится в пункте 9 статьи 26]". Рабочая группа пришла к согласию о том, что эту формулировку следует сохранить в пересмотренном Регламенте, поскольку она с пользой поясняет предусмотренное для случая предварительных постановлений исключение из принципа одновременного направления сообщений.

пункт 5
(88). Было указано, что термин "вред", использованный в пункте 5, может быть истолкован по-разному. Было предложено заменить формулировку "из-за причинения вреда" словами "с учетом справедливого отношения к каждой из третейский суд для отказа третьей стороне во вступлении в арбитражное разбирательство, могут и не ограничиваться соображениями справедливости и что круг таких причин должен быть определен более широко и включать принципы, изложенные в пункте 1 статьи 17. Кроме того, было отмечено, что концепция "вреда" связана лишь с одним из этих принципов и что ссылка на нее может быть истолкована как исключающая применение других принципов. В силу этого было внесено другое предложение включить в пункт 5 ссылку на пункт 1. Эти предложения поддержки не получили, поскольку принципы, о которых говорится в пункте 1, были сочтены применимыми в любом случае.
(89). После обсуждения Рабочая группа пришла к согласию о том, что никаких изменений в пункт 5 вносить не следует.

предложенное дополнительное положение
(90). Было внесено предложение включить в проект статьи 17 новое положение примерно следующего содержания: "Арбитражный суд может на любом надлежащем этапе арбитражного разбирательства провести со сторонами одну или несколько конференций по процедурным вопросам". Это предложение поддержки не получило, поскольку, как было указано, оно приведет к чрезмерному регулированию данного вопроса.
(91). Рабочая группа одобрила содержание проекта статьи 17 с изменениями, упомянутыми в пункте 85 выше.


Текст, представленный Комиссии

Статья 17. Общие положения

1. С соблюдением настоящего Регламента арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на соответствующей стадии процесса возможности для изложения своей позиции. Арбитражный суд по своему усмотрению ведет разбирательство, стремясь избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

2. В кратчайшие практически возможные сроки после своего образования и предложения сторонам изложить свои позиции арбитражный суд устанавливает предварительные сроки арбитражного разбирательства. Арбитражный суд может в любой момент продлить или сократить после предложения сторонам представить их позиции любой срок, установленный в настоящем Регламенте или согласованный сторонами.

3. Если на соответствующей стадии процесса любая сторона просит об этом, арбитражный суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или устных прений. При отсутствии такой просьбы арбитражный суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

4. Все сообщения, направляемые одной из сторон в арбитражный суд, одновременно передаются ею всем другим сторонам [, за исключением сообщений, о которых говорится в пункте 9 статьи 26].

5. Арбитражный суд может, по просьбе любой стороны, разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитражное разбирательство в качестве стороны, при условии, что такое лицо является стороной арбитражного соглашения, если только арбитражный суд после предоставления всем сторонам, включая лицо или лиц, вступающих в разбирательство, возможности быть заслушанными, не установит, что такое вступление не следует допускать ввиду причинения ущерба правам любой из этих сторон. Арбитражный суд может вынести одно арбитражное решение или несколько арбитражных решений в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитражном разбирательстве.


Сравнение текстов Регламентов 1976 и 2010 гг.

   

Сравнение текстов Статьи 17 Арбитражного Регламента 2010 года и статьи 15 Арбитражного Регламента 1976 года

Статья 1517

1. С соблюдением настоящего Регламента арбитражный суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим, при условии равного отношения к сторонам и предоставления каждой из них на любой соответствующей стадии процесса всех возможностей разумной возможности для изложения своей позиции. Арбитражный суд по своему усмотрению ведет разбирательство, стремясь избежать неоправданных задержек и расходов и обеспечить справедливый и эффективный процесс разрешения спора между сторонами.

2. Если какая-либо из сторон на любой стадии процесса заявит соответствующую просьбу

2. В кратчайшие практически возможные сроки после своего образования и предложения сторонам изложить свои позиции арбитражный суд устанавливает предварительные сроки арбитражного разбирательства. Арбитражный суд может в любой момент после предложения сторонам изложить свои позиции продлить или сократить любой срок, установленный в настоящем Регламенте или согласованный сторонами.

3. Если на соответствующей стадии процесса любая сторона просит об этом, арбитражный суд проводит заседания для заслушивания показаний свидетелей, включая свидетелей-экспертов, или для устных прений. При отсутствии такой просьбы арбитражный суд принимает решение о том, проводить ли такие слушания или осуществлять разбирательство на основании документов и других материалов.

34. Все документы или информация, представляемые сообщения, направляемые одной из сторон в арбитражный суд, одновременно передаются ею другой стороне всем другим сторонам. Такие сообщения передаются одновременно, за исключением случаев, когда иное разрешено арбитражным судом, если он может сделать это в соответствии с применимым законом.

5. Арбитражный суд может, по просьбе любой стороны, разрешить одному или нескольким третьим лицам вступить в арбитраж в качестве стороны, при условии, что такое лицо является стороной арбитражного соглашения, если только арбитражный суд после предоставления всем сторонам, включая лицо или лиц, вступающих в разбирательство, возможности быть заслушанными не установит, что такое вступление не следует допускать ввиду причинения ущерба правам любой из этих сторон. Арбитражный суд может вынести одно арбитражное решение или несколько арбитражных решений в отношении всех сторон, участвующих таким образом в арбитражном разбирательстве.

   

Судебная практика

Арбитражная практика

Ресурсы

Статьи, публикации, источники

Сайты

Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли

Американская Арбитражная Ассоциация

Международная торговая палата


Статья 18 >>
<< Статья 16
Арбитражный Регламент ЮНСИТРАЛ 2010